• VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

Камни говорят

Стену скорби и Сад памяти в Москве вымостят камнями из лагерей ГУЛАГа.

Сад музея истории ГУЛАГа усыпан кам- нями. Камень на камне места не остав- ляют в саду. Булыжники цвета чугуна и застывшей воды со мхом и сколами — живая география ссылок и лагерей. Со- ловки, Магадан, Урал, Алдан — всего
173 природных камня из 58 регионов стра- ны. Они станут частью Стены скорби — первого монумента жертвам политиче- ских репрессий, открываемого в Москве 31 октября. И — частью Сада памяти му- зея истории ГУЛАГа.
— Камней передали так много,— по- казывает на их россыпь Роман Романов, директор музея истории ГУЛАГа,— что родилась идея: часть камней останет- ся во дворе музея и вместе с деревья- ми из мест репрессий, они превратятся в Сад памяти.
Георгий Франгулян, автор Стены скор- би, получил право выбора пород осколков истории. Он присмотрел гранит, извест- няк, гальку и просто булыжники.
— Камни,—говоритон,—знакипамяти и ее носители, лягут в основание «Плачу- щей скалы» — сакрального места Стены, куда люди будут приходить поклониться жертвам репрессий.
Масштаб «Плачущей скалы» Франгу- лян меряет не просто камнями-свиде- телями. Они у скульптора молча гово- рят. Так, в числе первых он отобрал ва- лун со дна Рыбинского водохранилища. Тот, что ушел на дно с городом и трудла- герем в 30-е годы, а в 40-е видел, как то- нут, сбрасываемые с барж еще живые ра- бы-строители Беломорканала. Выбрал он и осколок с подножия мемориала «Но- рильская Голгофа», где сгинули десятки тысяч политзэков. В основание «Плачу- щей скалы» ляжет камень с берега реки Большая Инта. Там в карьерах камни для
метро Москвы и гальку для дорог Севе- ра добывали женщины-заключенные. Ча- стью каменных слез скалы станет кирпич Спасо-Прилуцкого монастыря (Вологда), который в 30-е годы из храма преврати- ли в пересыльную тюрьму. Нашлось ме- сто в Стене и каменному настилу еван- гелическо-лютеранской церкви города Маркс (Саратовская область). По нему ступали сотни тысяч поволжских нем- цев, принудительно отправленных в тру- дармию. Еще Франгулян отобрал камни с Соловецких островов и Колымы — «пра- отцов» первых трудовых лагерей «по пе- ревоспитанию чуждых элементов в со- ветских граждан», ставших затем лагеря- ми смерти. Скульптор присматривается к камням с Алтая, из Карелии, Марий Эл и Мордовии, но признается, что всем ме- ста у Стены скорби не хватит.
— Это муки рождения правдивой исто- рии,— считает Инга Фаворская из Нижне- го Новгорода.
Она просит Франгуляна, чтобы ка- мень с Волги лег в основание «Плачу- щей скалы».
— В Нижегородской области было 72 лагеря,— объясняет Фаворская.— Все заводы Нижнего, которые ему сделали славу трудяги, строили репрессирован- ные. Нижний был одним из центров рас- правы с православными священниками и мусульманскими муллами. Их здесь, на лесозаготовках, по разным данным, по- гибло, от 5 до 15 тысяч человек.
Со Стеной скорби Инга Фаворская, как и сотни тысяч людей, откликнувшихся на призыв фонда Памяти собрать камни ГУЛАГа, связывает конкретные надеж- ды. Она надеется, что вслед за Москвой, монументы, подобные Стене, встанут не только в Нижнем Новгороде, но и по
всей России, постра- давшей от массовых репрессий ХХ века.
...Когда во двор музея заехали бе- ло-голубые фурго- ны «Спецсвязи» за камнями-реликвия- ми, чтобы отвести их к Стене скорби, Фран- гулян тоже поспешил.
— Камни соби- рать,— бросил он на ходу.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полезные ссылки  

Новости республики  

Интересные факты