• VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

Родом из Инты

2019-й – юбилейный год не только для нашего города, но и человека, воспевшего Приполярье. 9 сентября отметил 65-летие Алексей Санин, автор гимна Инты. Кто лучше всего расскажет о человеке? Он сам. Сегодня мы знакомим наших читателей с автобиографией интинского поэта, музыканта, размещенной им на сайте Проза.ру.

Наверное, нет на свете человека, в которого вложили бы столько времени, сил и любви…
 

Алексей Дмитриевич Санин


Я родился 9 сентября 1954 года в поселке Инта Коми АССР. А 4 октября Инта обрела статус города. Жил с мамой и папой в доме № 4 на Театральной (ныне – улица Халеева). Двухэтажный бревенчатый (с квартирами и жильцами), вросший в землю, дом стоит и сейчас.
Папа, Дмитрий Петрович Санин, бывший офицер Московского 236 полка особого назначения, с 1945 по 1953 год отбывал наказание в Инталаге по 58-й статье. Во время Потсдамской конференции, которую охранял 236 полк, по доносу сослуживца был арестован как собиравшийся совершить покушение на Сталина. Папа был реабилитирован в 1956-м году.
Маму, Галину Алексеевну Шаронину-Львову, первокурсницу Тамбовского пединститута, призванную в начале 1942-го года в школу радистов в Москве и отправленную со спецгруппой в партизанский отряд в оккупированную немцами Белоруссию, ожидала судьба Зои Космодемьянской. Отряд под Оршей попал в окружение. Но маме удалось вырваться, а пожилая белоруска убедила немцев, что это ее племянница.
И маму в числе местной молодежи угнали на работу в Германию. А потом наши, освободив ее в 1945-м и дав возможность восстановиться в институте, арестовали в 1946-м, обвинив в предательстве и осудив на 7 лет. Реабилитирована мама была только в 1964-м, когда в кинотеатре «Россия» в Инте перед сеансом увидела киножурнал о белорусских героях-партизанах, ее боевых товарищах. Никто их не предавал. А бывший командир отряда полковник Новиков выслал ей блистательную характеристику. Маму наградили медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.
До 1961 года мы ютились в комнатке трехкомнатной квартиры. Окошко выходило на трубы ТЭЦ. В двух других комнатах жила семья инженеров из Киева: дядя Витя Николаев, его жена тетя Валя и дочь Женя, намного взрослее меня. Еще у них был туалет, совмещенный с кладовкой. Мыться раз в неделю мы ходили в городскую баню или к хорошим знакомым. Ванные комнаты были в квартире и у Сурковых, и у Голубковых. Зато в буфете бани продавался лимонад (ситро). Очень вкусный, интинский. Правда, от него зверски щипало в носу.
 
В сквере за Домом культуры
Сосны и ели росли.
Я помню фонтана скульптуры
И как Ильича возвели,
Здание 1‑й столовой,
Дом мой, колонку с водой…
Уже не казнили за слово,
Уже распрощались с бедой.
 
Хорошо помню этот сквер, деревянную раковину-эстраду с обратной стороны Дома культуры. В 1958 году здесь установили памятник Ленину, лицом к реке. Еще ближе к берегу был фонтан, а в центре фонтана – пять гипсовых фигурок взявшихся за руки танцующих детей. Водили меня в садик № 3, одноэтажный барак возле нынешнего магазина «Квартал», здание которого тогда также было детским садом. Рано утром в комнате на абажур единственной лампочки под потолком родители с одной стороны накидывали мамин платок, и тот угол, где была кроватка, до моего пробуждения оставался в полумраке. В садике была замечательная воспитательница Марина Терентьевна. Торцовая стена старшей группы представляла собой фанерный Кремль с портретом Ленина над Спасской башней. По бокам здания стояли две светлые веранды, где мы проводили погожие дни, как тепличные растения. И тем не менее я порой ненавидел садик, мечтал убежать домой, лет до пяти думал, что мама с папой уже вернулись с работы и обрадуются моему приходу. Со мной в одной группе были Ира Лебедева, Вова Ветошкевич, Стасик Селезнев, Вова Марков. Мог бы вспомнить еще не менее десятка фамилий и лиц.
Я лучше большинства детей пел и читал стихи… Еще я часто болел простудными заболеваниями. Поэтому лет с четырех с половиной нередко проводил время дома один. Слушал пластинки с оперной музыкой, опереттой, эстрадой, читал книги. Из советских эстрадных певцов больше всего нравился Владимир Трошин, песни-шедевры: «Тишина», «Зеленый огонек такси». Еще мне нравилась песенка «Так легко». Ее убедительно исполнял какой-то парень, а ансамбль подпевал ему. Позже выяснилось, что это была Эдита Пьеха с ансамблем Броневицкого.
Папа с 1959-го по 1962 год был директором и художественным руководителем Дома культуры угольщиков Инты (и еще с 1956-го диктор местного радио), все дни он проводил на работе. Кстати, был одним из основателей интинского Народного театра – ПЕРВОГО в Республике Коми. Нередко брал с собой и меня. Я хорошо изучил и полюбил здание ДКУ, сцену, запах декораций и буфет, где, в частности, продавалось интинское ситро.
В 1961 году мы переехали в отдельную двухкомнатную квартиру в доме у реки, в районе кинотеатра «Россия» («Мир»). Мама из бухгалтерии автобазы (ПАТП) перешла на работу в ИВЦ (информационно-вычислительный центр), расположившийся в доме напротив. В сентябре я пошел в школу. В пять первых классов школы № 5 поступило более 200 первоклассников. Тогда, в 1961 году, мы еле поместились на праздничной линейке во дворе. Через несколько лет класс «Д» перевели в открывшееся здание школы № 9. Не помню, с первого ли класса, но ходил в школу то в первую, то во вторую (с 14 часов) смену. Хорошо, что по трое за партой не сидели (как у кого-то из советских классиков).
Моя первая учительница, Г. М. Андреева, относилась ко мне очень хорошо. Первые четыре года я учился блистательно, хотя был практически моложе всех. Галина Михайловна прививала нам и правила хорошего тона, этикет. Мне очень пригодилось, что бабушка моя (по маме) закончила Тамбовский Александрийский институт благородных девиц. Многое я с раннего детства получил от нее.
В средних и старших классах как учителем и человеком я был впечатлен Николаем Александровичем Садовским, преподававшим физику. Вскоре он стал директором нашей школы, а позднее – министром образования Республики Коми.
Параллельно я учился в музыкальной школе по классу фортепьяно. Стал выпускником у Анны Михайловны Чабаненко, закончившей вместе с мужем Киевскую консерваторию и волею счастливого для меня случая приехавшей к родителям в Инту. Владимир Степанович Чабаненко давал мне уроки дирижирования и композиции.
В 1971 году я закончил среднюю школу и поступил в тамбовский филиал МГИК на дирижерско-хоровое отделение. По окончании института культуры, по запросу из Инты, был направлен художественным руководителем в Дом культуры «Октябрь». В том же, 1975 году, был призван в армию. После армии работал хормейстером Дома культуры шахтеров, а в 1980 году получил назначение на должность художественного руководителя ДК шахты «Восточная». С 1983-го до окончания трудовой деятельности в 2004 году работал подземным электрослесарем управления по монтажу и наладке горно-шахтного оборудования.
В ноябре 1977 года я женился на медсестре Интинского противотуберкулезного диспансера Наталье Иосифовне Маменчиковой. В 1979 году у нас родилась дочь Ольга (Санина-Белова), в 1985 – Галина (Санина-Лысенко). В 2005 году у дочери Галины родился наш внук Коля, в 2008-м у Ольги – Никита. К 2010 году трудовой стаж моей жены равнялся почти 40 годам. Мы решили уехать в среднюю полосу в квартиру моих родителей.
С 1972-го по 2010-й я написал более 150 стихотворений и песен (тексты и музыку). Многие песни в 1990-е годы и позже исполнялись солистами и коллективами интинского ЦДКШ. В конце 90-х я написал текст и музыку песни «Не забывай о нас, Россия», фонограмма которой была привезена из Инты в Москву И. И. Мохначуком и прозвучала на Всероссийском съезде шахтеров как гимн шахтерам Севера.
В 2006 году я написал текст и музыку «Гимна Инты», позже утвержденного Интинским городским советом и записанного на фонограмму коллективом, в который вошли ансамбль «Приполярье», Н. Мартюшова, В. Степаненко, И. Померанцев, А. Санин. Аранжировку музыкального сопровождения выполнил М. Якорнов, хоровую – я, звукозапись гимна – С. Горбачев.
С начала 2011 года живу в Тамбове. Родители мои умерли в один день, 17 октября. Только мама – еще в 1982 году, а папа ровно через 30 лет, в 2012-м.
Мысленно обитаю в Инте. Каждый год стараюсь приезжать к дочерям и внукам в наш небольшой красивый город, где я родился и обрел свою судьбу. Можно сказать, что в жизни ничего не достиг, не приобрел, героических поступков не совершил. Есть у меня несколько неплохих, достаточно совершенных стихотворений, песен, прозаических произведений. Но их уже никто не прочтет, не напечатает и не споет. Единственная радость в жизни – любимая жена, которая тебя понимает, терпит и прощает.
Верю, Инта будет жить. Потому что не забывает своей истории и людей, посвятивших ей лучшие годы своей жизни.
 

От редакции

Не прав Алексей Дмитриевич! Не прав в том, что никто не прочтет его стихов, прозы, не споет его песен. Гимн Инты исполняется на всех городских торжественных мероприятиях, а подборку стихов интинцы смогут прочитать в «Искре» в ближайших выпусках газеты.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полезные ссылки  

Новости республики  

Интересные факты