• VTEM Image Show
  • VTEM Image Show
  • VTEM Image Show

Как не любить нам эту землю

Исторически сложилось так, что Инта стала новой родиной для множества представителей разных народов: русских, коми, татар, башкир, марийцев, украинцев, немцев и других. Инта наладила взаимодействие между народами разных национальностей города, вывела их на новый уровень общения, приятия, понимания друг друга и стремления жить в мире и согласии. Инта роднила людей, где бы они ни родились, откуда бы их ни занесла судьба.

О жизни сельчан, дружбе, взаимоотношениях людей, живущих и работающих рядом много лет и о замечательных тружениках – семье Чупровых, которыми по праву может гордиться село, сегодняшний рассказ.
Андрей Яковлевич Чупров родился весной 1949 года при переезде жителей тундры через северный Урал в многодетной семье оленеводов. Хорошо помнит, как мать рассказывала, что родила его прямо на снегу под деревом. Ярко светило солнце. В чумах было много народу, неудобно, позвали на помощь только знающую женщину, которая и перерезала пуповину ребенку. Потом уже занесли новорожденного в чум. Всего в семье Чупровых родилось тринадцать детей. Но помнит себя Андрей Яковлевич с трех лет, когда жили в Дресвянке. Отец продолжал ездить в тундру, а мама с детьми осела в деревне. Учился в Косьювоме, был хорошистом, закончил восемь классов. Запомнилось, как с мальчишками каждые выходные ездил на лыжах домой в Дресвянку. А это целых двадцать пять километров будет. Очень хотел быть летчиком, но не довелось воплотить в жизнь детскую мечту. Семья большая, нужно было помогать, так дальше учиться и не получилось. Тогда все дети с раннего возраста наравне со взрослыми выполняли посильную сельскую работу. Кормились рыбой, дичью, дарами леса, уже позже завели корову, телят и овец.
Андрей Яковлевич с семнадцати лет работал во втором отделении совхоза «Большая Инта», которое было в поселке Нечавом или в простонародье сорок второй километр. Сначала в местном клубе трудился киномехаником, а потом уже перешел в сельское хозяйство. Около сорока лет проработал в совхозе «Большая Инта» разнорабочим и бригадиром. Там же и встретил свою единственную любовь – красавицу Гаухар, которая приехала в Нечавом работать. Встречались, женихались, а после армии уже поженились. Родились две дочери, вырастили их, воспитали, теперь и трое внуков подрастают. А старший Игорь уже заканчивает медицинский институт в Санкт-Петербурге, женился недавно. Он по стопам тети Лилии пошел. Она работает в Ухте врачом-офтальмологом. Старшая дочь Лариса устроилась поближе к родителям, живет и работает с семьей в Инте.
Гаухар Зариповна приехала в Инту к сестрам в гости, да так и осталась на севере. Специальность «зоотехник» уже была получена в Татарии, училась в Буинске. Специалисты животноводства всегда были на селе в цене. Работала зоотехником и бригадиром во втором отделении совхоза «Большая Инта».
– Без всяких проблем устроилась зоотехником в Нечавоме, – вспоминает женщина. – Тогда приезжих в поселке много работало: русские, украинцы, литовцы, эстонцы, немцы, марийцы, удмурты и другие. Вся карта Советского Союза была представлена. Дружно жили, тихо, спокойно. Всем помогали чем могли. Человек приехал, начал работать, до первой зарплаты ведь дотянуть еще надо было. Вот все ему и приносили, кто еду, а кто и одеждой помогал, бытовыми предметами, вплоть до вилки с ложкой.
– Я хорошо запомнил отцовский совет, – добавляет Андрей Яковлевич. – Если у тебя две рубашки, говорил он, то одну носи сам, а вторую – отдай нуждающемуся. Так нас воспитывали. Всю жизнь так и поступал, всегда делился и рыбой, и мясом.
Село тогда жило интересной, насыщенной, полноценной жизнью. Андрей Яковлевич в клубе играл на гармошке. Он самоучка, умение к нему от дяди перешло, да и мать любила петь. На танцах, а потом и на дискотеках танцевали до упаду сначала под патефон, а потом уже и магнитола, и магнитофон появились. На праздники устраивали концерты, спектакли, сами шили костюмы, придумывали головные уборы. Даже роль брата Владимира Ленина сыграть как-то пришлось на сцене. А после собирали столы, которые ломились от всяческих яств. На мой вопрос, ходили ли ряжеными на Рождество, отвечает: 
– Конечно, это же очень распространено было у коми народа. Выворачивали наизнанку малицы, закрывали лицо разными масками, а то и просто марлечкой. Сильно не хулиганили, но к дверям могли привязать и сани.
– Сельчане очень любили кино, – продолжает неспешный рассказ Андрей Яковлевич. По почте приходили сначала узкопленочные ленты, а потом уже и к широкоформатным перешли. В клубе было печное отопление, и в морозные дни запотевал объектив, приходилось останавливать фильм, протирать стекла и продолжать. Но никто и не собирался уходить, всегда был полный зал народу.
– Помню, женщины ходили в кино даже с грудными детьми, покормят ребенка прямо на месте, он и спит на руках дальше, – дополнила мужа Гаухар Зариповна. – Жили в бараке, носили воду, замерзали, но никогда не тужили. Даже и не замечали, что трудно было.
Расположение Нечавома такое, что поселок каждую весну топило. Приходилось загодя поднимать все вещи в доме повыше, во время паводка на чердаках и жили.
– А как же скот? – спрашиваю я.
– Коровники, телятники и конюшни специально были построены на сваях высоко. Поголовье достигало до двухсот двадцати коров, ста телят и тридцати лошадей. Весь скот сохраняли. Так и трудились. Сейчас здоровье немного подводить начало, но трехкилометровую прогулку совершаю каждый день при любой погоде. Иду один, когда становится скучно, начинаю петь, – говорит Андрей Яковлевич.
– А на лыжах ходите?- задаю вопрос.
– Уже нет, а раньше постоянно рыбачил, охотился, ходил в лес за грибами и ягодами. Лодки, моторы – вся техника была своя. Вот так жизнь и прошла, – заканчивает неспешный рассказ глава семьи. – Мы с супругой часто вспоминаем те времена. Потом уже переехали на Юсьтыдор, дали нам квартиру. Так здесь и живем, не жалуемся.
– Родители наши много всего пережили, а нам уже легче было, – подхватывает Гаухар Зариповна. – В магазине все продавалось, ОРСовское снабжение от Косьювома было, хлеб возили из города сначала на лошади, потом и техника появилась. Помню, такой ящик специальный даже был для хлеба, похож на ларец. Работа, жилье – все гарантировано.
На вопрос, не тянет ли на малую родину, хозяйка отвечает:
– Я уже срослась с севером. Раньше в отпуск с семьей ездили в Татарию, а сейчас уже нет, все там чужое, знакомые поразъехались. Теперь здесь моя родина. Поехала как-то в Сыктывкар на учебу, а в комнате девчата по коми говорят. Вот тогда-то я и очень пожалела, что не освоила коми язык. Понять еще могу, когда медленно произносят, а говорить нет. Упустила время.
Гаухар Зариповна Чупрова – заслуженный работник сельского хозяйства Республики Коми, ветеран труда. Летом этого года семью Чупровых торжественно наградили грамотой в связи с Днем семьи, любви и верности за долгие и крепкие семейные отношения, достойное воспитание детей, развитие семейных ценностей и традиций. В гостиной грамота заслуженно висит на самом видном месте.
Чета Чупровых, он – коми, она – татарка, уже сорок семь лет живут вместе в мире и в согласии. На Юсьтыдоре все их знают. Они всеми уважаемые на селе люди, честные и порядочные.

Фото автора

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Полезные ссылки  

Новости республики  

Интересные факты